Шри Вьяса-пуджа
Шрилы Б.С. Говинды Дев-Госвами Махараджа 27 декабря 2015

Крупицы воспоминаний

 

ПРЕДАННЫЕ РАССКАЗЫВАЮТ О СВОЕМ ГУРУ. Чистый родник живой веры поднимает крупицы воспоминаний, переворачивает, увлекая за собой, шлифует их, и выносит на поверхность...

 

Аниндита Диди

О моих встречах с Гурудевом, Шрилой Говиндой Махараджем
(дневниковые воспоминания, Москва, Пушкино, сентябрь 1996 г.)
Первая встреча со Шрилой Говиндой Махараджем произошла в сентябре 1996 г. в Москве, в его первый приезд в Россию, в зале «Путь к себе». Сначала мы встретились у входа, где он был в группе людей в шафрановых одеждах, потом в зале, где проходила программа. Я думала, кто же из них Гуру Махарадж. Все встречали по-разному: кто-то просто разглядывал, кто-то с почтением наклонял голову, а кто-то кланялся в дандавате. Шрила Говинда Махарадж тоже с большим интересом оглядывал собравшихся, кому-то отвечал легким поклоном, и, проходя мимо меня (я была в пенджаби, кантхималах, недавно возвратившись с паломничества из Индии), лично ответил мне на мое намасте и Hare Krishna. На сцене мы уже все точно разглядели Шрилу Говинду Махараджа, ачарью Шри Чайтанья Сарасват Матха. Я даже умудрилась после лекции задать Говинде Махараджу вопрос: «Какие требования он предъявляет к своим ученикам?» Он ответил, что вначале минимальные — посвящение в Маха-мантру, потом требования сложнее — в зависимости от уровня ученика.
К тому времени я уже занималась служением в самостоятельном обществе сознания Кришны в Москве, юридически оформленным, но по сути без связи с какой-либо вайшнавской школой, под руководством шикша-гуру А. П., который начинал в ИСККОНе, но потом отпочковался по разным причинам и стал сам проповедовать, ездить по городам, организовывать паломничество в Индию. Мы тогда очень многого не знали, но с огромным вдохновением поклонялись Божествам, проводили пуджу, воспевали мантры на утренних и вечерних программах, читали священные писания, проповедовали всем, как могли, проводили на Арбате Харинаму, посещали программы в ИСККОНе и т. д. После паломничества А. П. в Москву не вернулся, ни в тот год, ни в следующий, а остался проповедовать в Казахстане, ежегодно совершая паломничество в Индию. В Москве были только попеременно его ученики или приближенные, которые поддерживали с ним связь и организовывали служение в обществе (храме). Поэтому нам, примкнувшим к обществу А. П., было очень интересно познакомиться еще больше с вайшнавами, с духовным учителем.
На следующий день мы отправились в Пушкино послушать Шрилу Говинду Махараджа, но путь оказался непростым. Сначала мы опоздали на электричку, следующая сломалась по дороге, и нам пришлось возвращаться обратно на вокзал, и только с третьего раза мы попали на программу Шрилы Говинды Махараджа. После лекции я вместе с одним из наших членов общества К. попала на первый даршан к Шриле Говинде Махараджу. И тут произошло неожиданное для меня: К. сказал, что он сомневается в положении своего шикша-гуру и просит благословения на ученичество, на что Говинда Махарадж ответил, что в этом случае он не может дать ему благословение, так как нанесет оскорбление своему духовному учителю. Позже он всё-таки получил инициацию, но через пару лет пропал и никак больше не проявлялся. В свою очередь, я, как и хотела, попросила у Шрилы Говинды Махараджа благословение миссии А. П. и своему шикша-гуру, хотя я не была его ученицей, но очень вдохновилась паломничеством по святым местам Индии в течение 108 дней, и после возвращения, полностью оставив мирскую деятельность, активно занималась служением в Москве. На это Шрила Говинда Махарадж сказал, что не знает А. П. и его трансцендентного положения, но лично мне он дает благословение, ибо видит у меня веру в духовного учителя. После даршана ко мне подошел переводчик и сказал, что Шрила Говинда Махарадж отметил у меня шраддху и искренность.
Когда уже на следующий день мы приехали в Пушкино, Шрила Говинда Махарадж давал инициацию, кому первую, кому вторую, я впервые присутствовала на агни-хотре. Стоит сказать, что в тот первый приезд Шрилы Говинды Махараджа получили свою инициацию и некоторые из тех, кто ранее привлёкся к сознанию Кришны через А. П., но по разным причинам оставили его общество..


После окончания 1-й инициации я смело подошла к Говинде Махараджу и попросила брошюрку с мантрами, которую давали всем инициирующимся, с автографом Шрилы Говинды Махараджа. Он внимательно посмотрел на меня и дал эту брошюрку вместе со своим портретом, я поклонилась ему и была очень довольна. Единственное, по странной случайности, я иногда забывала фотоаппарат, чтобы запечатлеть свои встречи со Шрилой Говиндой Махараджем.
Следующий день был последним в Пушкино, так как днем Шрила Говинда Махарадж улетал в Лондон. Но я поехала с единственной целью успеть сфотографироваться со Шрилой Говиндой Махараджем. То утро я очень хорошо помню, было необыкновенно легко на душе, такое состояние больше никогда не повторилось в моей жизни ни при каких обстоятельствах. По дороге в Пушкино я успела прочитать 16 кругов Маха-мантры на четках, ко мне даже контролеры не подходили, тогда было совсем другое время и другое отношение к людям. В то утро 24 сентября, когда я приехала, лекция уже закончилась. Я решила сфотографировать Шрилу Говинду Махараджа и уехать.

Но было еще рано, и я снова попала на даршан к Шриле Говинде Махараджу и спросила его, может ли ученик, получивший инициацию, иметь шикша-гуру, он ответил, что да, если шикша-гуру — духовное лицо. Потом я спросила, как Шрила Говинда Махарадж контролирует духовную жизнь своих учеников, на что Джаганнатха Валлабха Прабху (впоследствии Шрила Б. Б. Авадхут Махарадж), который переводил, сказал мне, что вопрос к Гуру не корректный, и я сказала ему, что если не будет ответа, то и ладно. Но Шрила Говинда Махарадж ответил, что ученики обязаны читать Маха-мантру 16 кругов, общаться с преданными, а контроль — на тонком плане. Последний вопрос я задала: «Можно ли приехать в Навадвип-дхам, будучи в паломничестве с А. П. в Индии?». Он ответил, что А. П. «very good». Сагар Махарадж, который всегда был рядом со Шрилой Гурудевом, добавил, что к А. П. у них нет претензий. Потом я собралась уже совсем уходить, но заметила, что ищу повод еще остаться здесь, я как бы «прилипла» к этому месту, доходила до середины коридора и дальше уйти никак не могла, как будто что-то не доделала. Тогда я решила попросить еще одну брошюрку с мантрами, а пока договаривалась и ждала эту самую брошюрку, успела пообщаться с Сагаром Махараджем, сфотографироваться. Я спросила его: «Что важно для духовной жизни, горячее желание?» Он ответил, что нет, желание как бы ни при чем, важна только беспричинная милость Кришны, проявленная через Гуру.


Тут подходит ко мне в коридоре Джаганнатха Валлабха Прабху и говорит, что вы, типа того, дурака валяете и не просите инициацию у Шрилы Говинды Махараджа, разве так часто удается встретить святого человека? И чтобы я сейчас обратилась к лотосным стопам Шрилы Говинды Махараджа и просила инициацию. Потом добавил, что А. П. не может меня инициировать, а быть шикша-гуру может, и инициация Шрилы Говинды Махараджа мне нужна. Я настолько не ожидала, что от шока у меня просто отнялся язык. Единственное, что от растерянности я могла выговорить, что не знаю английского языка. Тогда Джаганнатха Валлабха Прабху сказал, что он сам спросит, но решать надо быстро, так как Шрила Говинда Махарадж сейчас примет прасад и улетает в Лондон. И быстро ушел в комнату Говинды Махараджа.
Гаура Кришна Прабху, который должен был принести мне брошюру, а до этого переводил беседу с Сагаром Махараджем и фотографировал по моей просьбе, сказал, что теперь мне и так ее дадут, что инициация важна. В этот момент я была просто в шоке, я, конечно, очень много думала об ученичестве, но для меня это было где-то в отдаленной перспективе. Тут вернулся Джаганнатха Валлабха Прабху и сказал: «Идите, Шрила Говинда Махарадж дает вам инициацию». Так я в оцепеневшем состоянии вошла в комнату, повторяя только тихонько Маха-мантру, встала на колени, поклонилась Говинде Махараджу и ничего больше не могла говорить. Все присутствующие в комнате смотрели на меня, Сагар Махарадж сказал, она читает Маха-мантру, и спросил меня, есть ли у меня духовное имя, я ответила, что нет. Шрила Говинда Махарадж внимательно посмотрел на меня, потом сам встал, сходил в свою комнату за четками, вернулся, начитал их и отдал мне с наставлениями читать по 16 кругов в день, не менее 4-х без оскорблений.


Так я получила инициацию и духовное имя Аниндита Деви Даси. Он подписал мне моим духовным именем ту самую брошюру со своим автографом и отдал мне. Имя я толком не поняла и спросила, что оно означает, Гурудев ответил: «О, это одно из лучших имен. Проявленная духовная форма. Одно из имен Шримати Радхарани. Это имя ничем нельзя осквернить, невозможно в этом мире».


Так состоялась моя первая инициация, посвящение в Маха-мантру. Я вышла в коридор, Гаура Кришна Прабху сфотографировал мою инициацию с моего фотоаппарата. Тут подошел Джаганнатха Валлабха Прабху и сказал, что мне нужно сколько-нибудь пожертвовать Гурудеву в связи с получением инициации. Я достала кошелек и, сколько у меня было бумажных денег (сумму я уже не помню), я их все отдала Гурудеву. Я в тот момент даже забыла оставить себе денег на обратный путь, поэтому из Шереметьево мне пришлось договариваться с кондуктором автобуса, чтобы доехать до метро, а потом и до дома.


Спустя некоторое время мы поехали на автобусе в аэропорт Шереметьево проводить Гурудева в Лондон. От растерянности я забыла там фотоаппарат, и только в аэропорту, когда Гурудев поднял фотоаппарат и спросил, чей это, только тогда я обнаружила, что это мой. Гурудев обратился ко мне дважды моим духовным именем, но я даже не поняла, что это ко мне, пока мне не сказали преданные рядом, я всё еще не могла опомниться. Потом мы простились с Гурудевом до следующего года уже в «Лесном городке» под Москвой.
Аниндита Деви Даси